Величайший HYIP в истории: история Бернарда Мейдоффа

Величайший HYIP в истории: история Бернарда Мейдоффа

 

Очевидные истины никому разъяснять не надо, но в очередной раз повторимся: любой HYIP-проект является финансовой пирамидой, вы вкладываетесь в заведомо безнадёжное предприятие и рискуете потерять свои деньги с вероятностью, близкой к ста процентам.

 

Однако в некоторых случаях вы инвестируете в пирамиду, даже сами не подозревая этого. Обманываются даже опытные инвесторы с многолетним опытом работы на Уолл-стрит, и даже сверхсолидный инвестиционный фонд, существующий несколько десятилетий, может оказаться обычной Понци-схемой. Ярчайший пример – предприятие Бернарда Мейдоффа, одного из основателей крупнейшей биржи NASDAQ и известнейшего мастера инвестиций, долгие годы приносившего своим клиентам стабильный доход.

 

 

Низкий старт

 

Однако стартуем, по традиции, с самого начала истории. Бернард Лоуренс Мейдофф, родившийся в не слишком престижном нью-йоркском районе Квинс в не слишком зажиточной еврейской семье, никогда особо не выделялся среди сверстников. Закончив обычную государственную школу и довольно средний по качеству образования Хофстра-колледж (сегодня – Университет Хофстра), юный Берни задумался над своим будущим. В активе был не очень красный диплом не лучшего вуза страны, а также 5000 долларов, заработанные за время учёбы – будущий финансист увлекался плаванием и по выходным подрабатывал спасателем на пляже. На эти деньги в 1960-м году 22-летним Мейдоффом и был основан инвестиционный фонд Bernard L. Madoff Investment Securities LLC, в следующие десятилетия ставший символом независимости и универсальности американской финансовой системы, в которой каждый может стать гигантом, начав с нуля.

 

 

Хорошие знакомства

 

Первые годы фонд Мейдоффа оставался одной из множества подобных инвестиционных компаний, которые в то десятилетие активного роста американской и мировой экономики ежедневно регистрировались сотнями, если не тысячами. Прибавив к своим пяти тысячам долларов ещё такую же сумму, занятую у тестя, Берни нанял на работу жену, двоюродных братьев и занялся мелкой фондовой торговлей, понемногу увеличивая собственный капитал предприятия и привлекая немногочисленных клиентов.

 

Тесть, довольно успешный бухгалтер, безвозмездно ссудивший Мейдоффа половиной стартового капитала, на первых порах очень помогал никому не известному фонду. Благодаря своим неплохим связям он ввёл зятя в круг опытных игроков рынка и познакомил с очень полезными для бизнеса людьми. При этом Бернард и сам не терялся – он активно пробовал новые методики торговли и разрабатывал прорывные схемы взаимодействия между участниками рынка. К примеру, именно Мейдофф ввёл в практику взимание брокером определённых платежей с дилеров, желающих исполнять наиболее выгодные заказы самых “жирных” клиентов.

 

 

Инвестиции в прогресс

 

Бернард Мейдофф несмотря на молодость, а может быть и благодаря этому, остро чувствовал назревающие перемены в сфере, в том числе, внебиржевых бумаг, составлявших в 1960-х годах немалую часть рынка. Именно поэтому, когда в начале 1970-х годов Национальная ассоциация торговцев ценными бумагами (NASD) поставила вопрос ребром, именно Мейдофф, чья инвестиционная компания уже успела получить неплохой имидж-капитал, воспользовался моментом и вместе с несколькими другими фондами организовал отдельную электронную биржу для высокотехнологичных компаний, чьи акции до этого торговались вне классических бирж. IBM, Apple, Dell, Microsoft – ни одного из этих гигантов не было бы без продажи акций на NASDAQ. Получив площадку для торговли своими акциями, множество IT-компаний из тех, что сегодня назывались бы “стартапами”, нашли средства для своего дальнейшего развития.

 

 

Первая электронная биржа

 

Однако работала и обратная связь. Если в 1971 году фонд Мейдоффа стал одним из столпов молодой биржи NASDAQ – первой полностью электронной торговой площадки, основанной специально для обращения акций высокотехнологичных предприятий, то уже к концу 1980-х годов сама корпорация Madoff полностью перешла на электронный документооборот, исключив пересылку лишних бумаг между подразделениями. Этим, увы, до сих пор не могут похвастаться ни российские государственные ведомства, ни многие госслужбы США и других стран, ни даже крупные сырьевые корпорации. Фонд Madoff Investment и биржа NASDAQ стали пионерами электронной торговли реальными и производными финансовыми активами, заложили основы современного рынка ценных бумаг, где сами бумаги лежат в сейфе и торгуются на рынке только в виде нулей и единиц шифрованного кода.

 

 

Расцвет высоких технологий

 

NASDAQ, небольшая поначалу площадка для торговли небольшим количеством акций и облигаций узкоспециализированных компаний, довольно быстро стала прямым конкурентом не только традиционных биржевых сообществ, но и самой крупной в мире Нью-Йоркской фондовой биржи. Во многом этому поспособствовал технологический взрыв 1970-х-1980-х годов, когда мощность вычислительных устройств и скорость передачи данных росли по экспоненте, а размеры и сложность использования компьютерной техники снизились до бытового уровня. Когда компьютеры и системы мгновенной связи пришли буквально в каждый дом и в каждую отрасль промышленности, в культуру и образование, в торговлю и транспорт, для компаний – разработчиков техники и программного обеспечения наступил золотой век. И все их акции торговались на бирже NASDAQ, а управлял этой поистине золотой жилой Бернард Мейдофф.

 

 

Высший свет

 

Неплохо для бывшего пляжного спасателя с никому не нужным дипломом политолога? Мейдофф стал настоящим финансовым гуру, той самой “акулой Уолл-стрит”. Клиенты – как частные инвесторы, так и крупные корпорации, банки и даже государственные фонды – доверяли в управление Madoff Investment Securities сотни миллионов и миллиарды долларов. Крупные держатели инвестфондов, брокеры и биржевые магнаты буквально смотрели в рот Мейдоффу, ловя каждое его слово и полностью доверяя его прогнозам. Ещё бы – один из самых головокружительных взлётов в биржевой истории США, миллионные прибыли, использование суперсовременных технологий и точное предвидение развития рынков. Долгое время Мейдофф, бывший поначалу крупнейшим игроком на NASDAQ, оставался руководителем биржи, её царём и богом. Он сам и его родственники входили в руководство Securities Industry and Financial Markets Association, крупнейшего профессионального объединения участников рынка торговли ценными бумагами.

 

 

Друзья и деньги

 

Более того, в середине 1980-х Бернард Мейдофф вошёл в суперлигу, когда его приняли в совет директоров NASD, главной национальной ассоциации дилеров, фактически приравненной к государственным управляющим комиссиям. Член совета директоров NASD, условно говоря, мог открывать ногой двери высших руководителей финансовых институтов США: министра финансов, главы ФРС, вплоть до Белого дома. Хорошие связи помогают делать большие деньги – а большие деньги помогают найти ещё более хорошие связи. За один только 1991 год Мейдофф и члены его семьи, занятые в бизнесе, потратили более четверти миллиона долларов на пожертвования в пользу обеих политических партий (республиканцев и демократов) и на избирательные кампании крупнейших политиков страны. Кто сказал “взятки”? Всего лишь денежный эквивалент искреннего расположения к хорошим людям.

 

 

Взгляд с вершины

 

1991 год упомянут неспроста – это ключевой момент в жизни Мейдоффа. Год, когда суперуспешный и сверхвлиятельный финансист устал. Устал не только от трёх десятилетий тяжёлого пути к вершине в жестокой и беспощадной атмосфере делового сообщества. Устал от собственного всемогущества, устал и потерял мотивацию – и осторожность. Как раз в то бурное время (распад СССР и победа в “холодной войне”, “горячая война” в Ираке и чудовищная волатильность на нефтяном рынке) многие крупные инвесторы искали “тихую гавань”, чтобы переждать несколько лет эти страшные прыжки курсов абсолютно на все ценные бумаги. В Madoff Investment Securities обратились сразу несколько “китов” рынка (сам Мейдофф, не уточняя имён, утверждал, что это были не индивидуальные инвесторы, а представители банков и финансовых корпораций) с просьбами о консультациях. Они знали – всё, что посоветует Мейдофф, будет наиболее прибыльным вариантом инвестиций. И он решился.

 

 

HYIP снаружи…

 

Естественно, даже такой опытный участник фондовой торговли не мог гарантировать доходность своих клиентов на волатильном рынке. Однако ощущение своего “величия” вкупе с тщеславным желанием обеспечить своим инвесторам доход выше среднего заставили Мейдоффа соорудить и представить общественности собственный псевдоинвестиционный продукт для крупных инвесторов. Почему “псевдо”? Потому что на самом деле это был довольно корявый даже по тем временам инфопродукт, не имеющий отношения к реальному трейдингу.

 

Мейдофф утверждал, что на основе своего тридцатилетнего опыта и глубочайших исследований рынка он разработал авторскую систему вложения средств – хитрый анализ рыночной ситуации, особые индикаторы и ловкие приёмы игры на понижение и повышение гарантировали прибыль 10-15% годовых в любых условиях. Предложи подобное словоблудие кто-то другой – его немедленно подняли бы на смех. Но Бернард Мейдофф был одним из столпов биржевой торговли, живой легендой, один из немногих избранных, никогда не ошибавшийся волшебник-финансист. И ему поверили – и понесли деньги.

 

 

… и изнутри

 

Под этой картонной оболочкой “сверхприбыльной и меганадёжной системы инвестирования” пряталась банальная схема Понци. Поначалу Мейдофф даже не озаботился имитацией трейдинга, а просто собирал деньги своих клиентов на одном счёте своей компании Madoff Investment Securities и по мере востребования выдавал “дивиденды”, “проценты” или вклады целиком с этого же счёта. Инвесторы регулярно получали высосанные из пальца, но красиво оформленные отчёты об активах, в которые якобы вложены их деньги, имели доходность выше среднего по рынку даже в самые турбулентные периоды и, довольно потирая руки, рекомендовали фонд Мейдоффа своих друзьям и коллегам. Пирамида росла, однако счастья это Бернарду не приносило: он понимал, что уходит всё глубже в трясину тотального мошенничества.

 

Изначально Мейдофф намеревался сохранить деньги первых клиентов на своём счету, а после того, как рынок успокоится и пойдёт вверх, снова заняться нормальной торговлей на бирже. Однако получаемые им сверхприбыли и постоянный приток денег новых клиентов в основание пирамиды сначала засосали Madoff Investment Securities и остальные его компании с головой, а затем, когда Мейдофф опомнился, оказалось, что для сворачивания этой схемы Понци придётся пожертвовать всеми своими активами и выхода уже нет. Мошенник понимал, что рано или поздно всё раскроется, но ни сил, ни желания хоть как-то бороться с течением, несущим его прямо в федеральную тюрьму, у 60-летнего финансиста уже не оставалось. И он продолжал.

 

 

Невозможные доходы

 

Первый звоночек еле слышно прозвенел в 1999 году. Не очень известный эксперт по биржевой торговле Гарри Маркополос опубликовал критическую статью, в которой открыто, с подробными математическими выкладками заявил: суперуспешные результаты инвестиционного фонда Madoff Investment Securities невозможны ни на практике, ни в теории. Это противоречит не только здравому смыслу (многие годы демонстрировать одинаковую доходность при всех изменениях рынка нереально), но и математической логике (даже теоретически ни один трейдер не мог получить заявленную прибыль в отдельные периоды времени, даже если бы заранее знал обо всех изменениях курсов ценных бумаг).

 

Статья была проигнорирована и инвесторами, и государственными финансовыми регуляторами: кто такой, в конце концов, этот мелкий аналитик, и кто по сравнению с ним великий Мейдофф. Однако сам легендарный финансист стал чуть осторожнее. Зарегистрировав несколько “липовых” компаний с множеством банковских счетов, он начал регулярно перегонять различные суммы между ними, имитируя инвестиционную деятельность.

 

 

Подозрения и связи

 

Самые крупные брокеры и основные держатели активов на крупнейших биржевых площадках к началу 2000-х годов также начали подозрительно коситься в сторону нереально стабильной инвесткомпании Мейдоффа. Слишком гладкие отчёты, слишком ровная линия роста доходности – и ни одного даже малейшего падения больше чем за десятилетие, ни одного вынужденного перекредитования во время кризисов, чтобы избежать банкротства, как это случается со всеми. “Киты” Уолл-Стрит практически прекратили финансовые операции с компаниями Мейдоффа, подозревая его в каких-то изощрённых манипуляциях с инсайдерскими данными, особенно учитывая его тесные отношения с крупнейшими финансовыми регуляторами. Если бы они знали, что это банальная схема Понци…

 

Однако их подозрения были небеспочвенны: в 2004 году юрист SEC (Комиссии по ценным бумагам и биржам, главного госрегулятора) Женевьеветта Уокер-Лайтфут представила начальству довольно развёрнутое расследование деятельности Madoff Investment Securities. Из материалов следовало, что целый ряд моментов в работе фонда необъясним никакими колебаниями рынка, документация по многим сделкам просто отсутствует, а ежегодные отчёты плохо соотносятся с реальностью. Начальство потребовало расследование прекратить, а все материалы сдать в архив. Один из руководителей SEC был женат на племяннице Мейдоффа. Совпадение? Вряд ли.

 

 

Ну вот и всё

 

А Madoff Investment Securities продолжал процветать. Профессионалы биржевой торговли что-то подозревают, финансовые власти и независимые эксперты пытаются вести расследования – а инвесторам плевать на эту возню высоколобых умников. Они видят одно: компания приносит стабильную прибыль, и значит, всё в порядке.

 

Однако грянул страшный 2008 год. Лопнувший пузырь ипотечных заимствований обрушил все фондовые индексы, курсы всех без исключения ценных бумаг сильно снизились. Сотни тысяч инвесторов, от мелких трейдеров до владельцев серьёзных состояний, потеряли гигантские деньги. Нужно было как-то закрывать финансовые дыры – и многие клиенты, вложившиеся когда-то в фонд Мейдоффа как в долгосрочную “кубышку”, запросили вывод своих средств, чтобы покрыть убытки по другим инвестициям. Общее количество денег (тела вкладов плюс начисленные на бумаге “проценты”), которые Madoff Investment Securities должен был вернуть всем своим клиентам, составляло около 65 миллиардов долларов. На всех счетах Мейдоффа на тот момент лежало меньше 17 миллиардов.

 

 

Отец и дети

 

Некоторое время великий пирамидостроитель держал удар и даже выплатил деньги некоторым влиятельным вкладчикам. Репутация Бернарда Мейдоффа была всё ещё очень велика, инвесторы не имели к нему никаких претензий и просто выводили деньги с фондовых рынков в целом. Мейдофф оправдывался перед клиентами сложностью с выводом таких крупных сумм – и ему верили. Однако осенью 2008 года обанкротились несколько крупнейших банков и финансовых корпораций США, а биржевые индексы окончательно пошли ко дну. Давление кредиторов на Madoff Investment Securities серьёзно возросло, и “кормить их завтраками” получалось всё хуже.

 

Мейдофф понимал, что сможет продержаться максимум пару недель, после чего начнутся судебные иски и он потеряет всё, включая свободу. Стремясь сохранить хотя бы часть оставшихся денег для родственников и оставить их в стороне от грядущего краха, в начале декабря он объявляет о том, что традиционная новогодняя выплата бонусов и дивидендов для учредителей компании (на сумму в несколько сотен миллионов долларов) состоится на месяц раньше срока. Обеспокоенные сыновья Эндрю и Марк приезжают к отцу 10 декабря 2008 года, чтобы выяснить подробности происходящего. Бернард, окончательно сдавшийся судьбе, рассказал им всё. Пока дети занимались честным бизнесом, не особо вникая в подробности дел основной фирмы, их отец построил величайшую финансовую пирамиду в мировой истории. Шокированные сыновья после недолгих совещаний со своим адвокатом передали информацию финансовым властям США. 11 декабря 2008 года 70-летний Бернард Лоуренс Мейдофф был арестован.

 

 

Цена доверия

 

Когда раскрылись истинные масштабы финансовой катастрофы Madoff Investment Securities, потрясение Уолл-стрит было едва ли не бо́льшим, чем от всех кризисных событий 2008 года, вместе взятых. Общее количество пострадавших от “Мейдофф-пирамиды” превысило миллион человек, причём в большинстве своём это были не мелкие вкладчики, а цвет мировой финансово-экономической элиты. Финансовые корпорации, крупнейшие хедж-фонды, инвестиционные банки, государственные банки США, Канады, европейских и азиатских стран, благотворительные фонды, известнейшие частные инвесторы, а также политики, звёзды шоу-бизнеса, актёры, музыканты и медиамагнаты – полный список вкладчиков вполне можно было читать как справочник “Кто есть кто”. Мейдоффу доверяли все и во всём. Один из известных частных инвесторов, наплевав на правила диверсификации вложений, доверил Madoff Investment Securities более 10 миллионов долларов, практически весь свой капитал. Общая задолженность Мейдоффа составила больше 50 миллиардов долларов – сравнимо с полным ВВП таких стран, как Беларусь, Грузия или Болгария.

 

 

Деньги из воздуха

 

В процессе расследования выяснилось, что с 1991 года фонд Madoff Investment Securities и связанные с ним компании не заключили ни одной реальной сделки ни на одной биржевой площадке мира. Абсолютно все деньги инвесторов лежали мёртвым грузом на банковских счетах, изредка перемещаясь между ними. Никаких документов об инвестиционных операциях не существовало в природе, как и самих операций – кристально чистая схема Понци, как из Палаты мер и весов.

 

Кроме того, при более глубоких проверках финансовая полиция так и не смогла найти никаких документов, вообще свидетельствующих хотя бы об одной реальной сделке на бирже, начиная с основания компании в 1960 году. Каким образом фонд Madoff Investment Securities в течение полувека умудрялся каждые два года проходить строгие проверки финансовых регуляторов, так и осталось загадкой: Мейдофф отказался сотрудничать со следствием. По не доказанной, но очень популярной версии, он не захотел раскрывать имена “полезных знакомых” из госорганов и отраслевых ассоциаций, помогавших ему с получением нужных разрешений.

 

29 июня 2009 года Бернард Лоуренс Мейдофф был приговорён к 150 годам тюремного заключения.

 

 

 

Ольга Радова. Специально для ExpertProf.com

 

 

12.03.2019

Яндекс.Метрика